DarkSide_01

«Темная сторона»

«— Когда-то очень давно, когда я был почти мальчиком, со мной случилось то же самое, что и с ними. Какой-то тип, вроде этого, — он кивнул в сторону неподвижного тела Гугимагона, — похитил мой дух… очень небольшую его часть, мне еще повезло. Разумеется, тогда я так и не понял, что со мной случилось.

Я оставался достаточно нормальным парнем, никому и в голову не пришло бы упечь меня в Приют Безумных. Просто мне чего-то не хватало, хотя я совершенно не осознавал этого. Я был очень молод и не знал, как ощущают себя прочие люди, я даже полагал, что эта пустота внутри — нормальное человеческое чувство, что жизнь достаточно глупа и безрадостна для всех… Со мной все было в порядке, просто меня ничего не интересовало по-настоящему, все происходящее казалось бессмысленным: скучные и противные дни, похожие один на другой, ночи без сновидений, и усталость — такая бесконечная усталость! Я болтался, как неприкаянный, и мои тусклые глаза не видели ничего, кроме моих собственных отражений в многочисленных зеркалах, от которых меня смутно тошнило… Это метафора, Макс.

Слов, которые нужны, чтобы объяснить, как это было паршиво, все равно не существует. Хуже всего, что какая-то часть меня все еще помнила, что бывает и по-другому. Это приносило боль — неосознанную и неописуемую одновременно…

Так продолжалось, пока старый шериф Махи Аинти не предложил мне место своего помощника. Теперь-то я знаю: первое что он сделал, познакомившись со мной поближе — это отправился в Хумгат (*»это древнее имя Коридора между Мирами»), разыскал маленькую частичку меня, которой мне так не хватало… ну, наверное, дал по морде, кому следует, одним словом, освободил мой заблудившийся дух из его плена. И тогда я снова узнал, чем пахнет настоящая жизнь.

В ту ночь я дежурил в Доме у Дороги, это было мое второе ночное дежурство… или все-таки третье?… Я задремал, сидя в кресле, а потом вдруг проснулся, подскочил как укушенный, потому что ветер распахнул окно, и оказалось, что в этом прекрасном Мире существуют такие вещи, как мелкие капли дождя и запах мокрых листьев дерева шотт — не меньшее чудо, чем восход какого-нибудь лилового Солнца на другом краю Вселенной…

Я вылез в окно и поперся бродить по городу: обошел все мосты — ты ведь помнишь, сколько мостов в Кеттари, Макс? — пил какую-то дрянь в ночном трактире, изумляясь ее отчетливому вкусу, пытался потрогать руками все, что можно потрогать, просто чтобы убедиться, что оно настоящее… вернее, что я сам настоящий. Что правда, то правда: в ту ночь я наконец-то снова стал «настоящим», и чуть не рехнулся от вернувшейся ко мне остроты ощущений! Честно говоря, я до сих пор в восторге от факта собственного существования, и от каждой травинки у меня под ногами заодно: мне есть, с чем сравнивать, я все еще помню время, когда жил среди всего этого, не чувствуя почти ничего…

А потом я кое-как взял себя в руки и вернулся на службу, и этот хитрец Махи часа три ворчал на меня за самовольную отлучку — думаю просто для того, чтобы не дать мне окончательно сойти с ума от счастья, хотя даже его ворчание не очень-то подействовало. — Джуффин улыбнулся так мечтательно, словно выговор, полученный от старого шерифа Кеттари Махи Аинти, был самым приятным событием в его жизни… Да так оно наверное и было, в каком-то смысле».

Макс Фрай

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *