Indian

Офисные прерии

Жизнь — говно.
Опять проебали очередного клиента. Вечером нажрёмся с Юрьичами. Нажрались с Юрьичами. А жизнь все равно – говно.
Шеф собрал на совещание. И сообщил хуйню. Мол, нам не хватает творческого импульса.
Привёл какого-то очкастого. Сказал – психолог. Очкастый целый день шлялся по офису и мешал торчать в интернете. Мудак.

Очкастый предъявил результаты изысканий.
Предложил игру. В индейцев. Педрила.
Всем департаментом решили, что лучше сдохнем.
Шеф сказал, что снимет премии. Вместе со скальпами.
И приказал звать его вождь Большое перо. Лучше бы мы в негров играли. На хлопковых плантациях. Кланялись бы и говорили: «Да, масса».

Вечером, прихватив с собой call-центр и бухгалтерию, опять напились. Спьяну понапридумывали себе индейских имён. Я теперь — Четыре глаза. Старший Юрьич – Управляющий программами. Младший – Белый орёл (скажи спасибо, что ты «Белую лошадь» не пил). Гита почему-то хотела в амазонки. И стала Кровавой амазонкой (нечего было «кровавую Мэри» заказывать). Call-центр теперь – Говорящая в трубу.
А бухгалтерам мы ничего не придумали, потому что ужрались, как бледнолицые свиньи.

Утром поймала мустанга и поскакала на работу… блядь, в стойбище нашего племени. Мустанг, сука такая, опоздал на десять минут. Бросила в него томагавком. Не попала, хотя очень старалась.
Вождь Перо в жопе уже открыл хлебальник, чтобы выговорить, но потом увидел томагавк и заткнулся. Гы!
Зато Кровавая амазонка навтыкала за опоздание. Ей-то чё!

Пришла скво Пера в жопе. Сказала, что её теперь зовут Трепетная лань. Моментально была переименована в Ебущую мозги. Долго ржали, когда узнали, что девичья фамилия у неё была – Мозгоклюева. Повезло Перу в жопе. Так ему и надо.
Вечером пришла Говорящая в трубу и отчиталась, что грозила томагавком всем неплательщикам. Так и говорила: «Хау, бледнолицый брат, если не принёсёшь нам бумажки с изображением Большого американского отца – мы отроем томагавк войны»
Блядь! Неплательщики заплатили все. Ещё звонили и долго извинялись.

Спохватились, что бухгалтерия сидит без имён. Взяли томагавки и поскакали к ним. Бухгалтерия забаррикадировалась, и сообщила нам, что они сами не местные, поселенцы из Европы, приехали к нам, жить в наших прериях, и у них карман с деньгами оторвало. А потому они нас по-хорошему просят отвалить, и бабла не просить до дня осеннего равноденствия, а иначе — стреляют без предупреждения.
Бухгалтерия теперь зовётся форт Нетбабла.

Пришёл Управляющий программами и пожаловался, что коварные бледнолицые торговцы подогнали нам коаксиал вместо витой пары. Собрались на совет племени в вигваме у Управляющего программами. Пришёл Шелестящий Бумажками, который когда-то был юристом. Пустили по кругу трубку мира и кружку кофе. Долго думали. Форт Нетбабла напросился в союзники.
Поймали торговца и попытались снять с него скальп. Больше всех старалась Кровавая амазонка.

Утром обнаружили у дверей четыре коробки с витой парой. А заказывали только две. Спасибо нашим бледнолицым братьям. Могли бы и шесть прислать.
Бледнолицые позвонили и распрашивали Говорящую в трубу не можем ли мы встретиться с их конкурентами. Только просили томагавки с собой взять. Обещали за это много огненной воды и коробок с витой парой. Говорящая им наговорила. Много. Всякого. Но в основном про скальпы.

Перо в жопе на совещании заявил, что пастбища наши тучны, мустанги наши быстры, а пемикана хватит на всю зиму. Ебущая в мозг кивала важно и делала вид, что не замечает настоящую Трепетную лань, которая секретарша нашего Пера.

Управляющий программами сказал, что не прочь обзавестись такой скво. На что Кровавая амазонка заметила, что если он обзаведётся такой скво, Перо в жопе пойдёт по блядям, обзаведётся ещё парой перьев, сменит имя на Три пера, и тогда премии нам точно не видать.

После совещания отправились к ближайшему источнику огненной воды и напились. Юрьич младший признался, что пытался снять скальп с тёщи. Старший – что швырнул томагавком в мастера, который менял ему сантехнику. Форт Нетбабла дружно, на два женских голоса, покаялись, что чуть было не охолостили своих загулявших мужиков. Мы с Кровавой амазонкой отводили глаза, но по разным поводам. Я позавчера стреляла в сантехника из лука, а она угостила лабрисом телемастера. А Говорящая в трубу молчала подавлено, поскольку сменяла мужа на новые зимние мокасины от Bossoff. Сидели и думали как жить дальше.

Ничего не придумали.
Жизнь – говно. Чую – окажемся в резервации.

Говорящая в трубу разыскала телефон Бледномордого Койота, который психолог и обещала, что он умрёт у столба пыток.
Бледномордый Койот явился прямо в стойбище и глядел растерянно. Обещал, что вернёт нас к нормальной жизни. Но для начала предложил поиграть в троянскую войну. Для закрепления творческого импульса.

Я сразу сказала, что буду Одиссеем. Причём холостым, поскольку моя Пенелопа меня всё-равно не дождалась, хотя клялась на Коране.
Троей назначили контору конкурентов. Завтра пойдём осаждать.

Гнев, о богиня, воспой Ахиллеса, Пелеева сына
Грозный, перо из жопы достав, он ахеянам тысячи бедствий соделал…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *