IceCream_01

Колесо Сансары

Проснувшийся после трехсотлетней спячки, дракон — уже в человеческом теле — сидел у самого края воды. Город сиял в ночи разноцветным огнем, отражающимся в темной радужке глаз. Дракон расслабленно вдыхал свежий воздух с химической примесью. Засмеялся, опрокинулся на спину, чувствуя, как тело заполняет восторг и любопытство. Новое время очевидно лучше душного восемнадцатого века, припрятанного золота достаточно для начала новой жизни и скоро состоится новая встреча со старыми друзьями.

Дракон улыбался и прикидывал, когда ближайший день сбора.

***
Подвох они заподозрили где-то жизнь на третью. Дракон и Рыцарь тогда замерли друг напротив друга, испытали острое чувство дежа вю, и сели разговаривать:

— Мне кажется, это уже было, — неуверенно произнес Рыцарь. – Я тебя вроде как уже убил.
— Поддерживаю, — мрачно выдохнул дым Дракон. – А во второй раз я тебя.
Принцесса тоже вздохнула и села рядышком, аккурат между Рыцарем и Драконом.
Так они и подружились.

Дракон, прожив очередной век, ложился в спячку, менял кожу и просыпался бодрым и пышущим энтузиазмом. К этому времени в мире снова вспоминали о прошлых жизнях Рыцарь и Принцесса, находили сначала друг друга, а потом и Дракона.
И пили неделю.
Или две.

А потом сбивались в команду и проживали весь отпущенный им срок так, что иногда при их виде начинали креститься. Сжечь тоже пытались, Дракон тогда от смеха на костре чуть кляпом не подавился.

Когда жизни людей подходили к концу, Дракон, потяжелевший и потускневший, заползал под холм и спал триста лет. Менялись государства, менялись люди, менялись нравы: неизменными оставались лишь души двух людей и одного старого ящера.

***
В прошлый раз они договорились о встрече в день летнего солнцестояния у собора, если его не разрушат. Было, разумеется, еще две точки, но начать следовало отсюда.

Дракон с самого рассвета сидел на лавочке напротив ворот собора и с терпеливостью рептилии наблюдал за всеми проходящими мимо. Солнце медленно поднималось все выше, освещая витражи церкви.

— Подвинься, я устала, — Дракон повернулся на голос и уткнулся взглядом в девочку лет десяти.
Девочка была отчаянно-рыжей, в желтом платьице, кроссовках, со съезжающей на глаза короной и мечом с себя ростом.
— А это зачем? – взглядом указал на меч и корону, стараясь удержать разъезжающийся в улыбке рот.

Девочка -Принцесса — разумеется, это была она — фыркнула, сложила руки на груди и смешно сморщила нос.
— Кто ж знал, что я вырасти не успею? Вот, взяла, чтобы быстрее узнал.
Дракон все же не вытерпел и расхохотался в голос. Принцесса сначала демонстративно нахмурилась, но потом сама захихикала и радостно кинулась ему на шею.

— А Рыцарь где?
Девочка тут же помрачнела, села рядом, прижавшись к горячему боку.
— Не придет.

***
Дракон и Принцесса стояли у памятника героям-пожарникам и подавленно молчали.
— Вот, — девочка ткнула дрожащим пальцем в одно из нижних имен. – В прошлом году поставили, там целая деревня от газа загорелась.
— Не могу не отметить, — печально улыбнулся Дракон, – что горжусь им все больше.

Принцесса сначала старалась незаметно вытирать слезы, но после плюнула и заревела, уткнувшись другу в живот.
— Не плачь, малышка, он всегда был героем и погиб как сам хотел. В этот век тебе придется одной меня терпеть, — неловко улыбнулся Дракон.
— А в следующий раз я его сама убью, — девочка в последний раз всхлипнула, вытерла кулачком слезы. – Пошли, я тебе покажу, что такое мороженое. А ты расскажешь, что тебе снилось.

Дракон, взяв Принцессу за руку, неторопливо пошел вдоль аллеи.
— Мне снился хороший сон.

Даша Кузьмина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *