Сhoice

Чем полезны тяжело дающиеся решения?

Исследования выпускницы Оксфорда Рут Чанг направлены на изучение процесса принятия решений и то, как мы реализуем данную нам свободу через совершаемый выбор. Никто не любит сложностей, но без них мы были бы безвольными распущенными куклами, куском бессмысленной материи, плывущей по течению. О том, почему выбор не проклятие, а благословение, Рут Чанг рассказала в своей лекции.

Представьте, что вы должны принять непростое решение. Например, выбрать между профессией актера и бухгалтера, решить, где поселиться, – в городе или в пригороде, на ком жениться, подумать, заводить ли детей. Это может быть что угодно. Вероятнее всего, решения, о которых вы сейчас подумали, – серьезные, сакраментальные, определяющие будущее. Необходимость принять сложное и важное решение мы обычно переживаем мучительно. На мой взгляд, причина кроется в неправильном понимании места таких решений в нашей жизни.

Суть выбора, его главная трудность – в самом наличии альтернативы. Если выбор простой, то один вариант лучше другого. В противном случае нельзя сказать однозначно, что вариант А предпочтительнее варианта В, потому что каждый из них по-своему и хорош, и плох, и ни один не лучше в целом. Вы мучаетесь, решая, остаться ли работать в городе или попробовать новое направление в пригороде, потому что и одно, и другое имеет достоинства и недостатки. Не следует ставить знак равенства между сложностью решения и его судьбоносностью. Допустим, вы выбираете, что съесть на завтрак, колеблясь между хлопьями с высоким содержанием клетчатки и пончиком. Критерии – вкус и польза. Хлопья полезны, а пончик гораздо вкуснее, и ни один вариант не лучше другого по большому счету. Сложный выбор? Сложный. Но не судьбоносный.

Понимание того, что мелкие решения тоже могут даваться трудно, позволяет нам перестать воспринимать по-настоящему сложные ситуации как непреодолимые. Раз мы можем решить, что съесть на завтрак, значит, способны разобраться и с выбором профессии.

Не стоит думать, что мы здесь страдаем от собственной глупости. Когда я закончила колледж, то не могла выбрать между философией и юриспруденцией. Будучи философом, можно открывать удивительные вещи, не вставая из кресла. Но я выросла в скромной иммигрантской семье, мое представление о роскошной жизни ограничивалось ломтиком свиного языка и баночкой джема в школьном ланчбоксе. Идея просидеть всю жизнь в кресле, размышляя, показалась мне слишком уже экстравагантной.

Я расчертила лист бумаги и записала в первую колонку все «за», во вторую – все «против» для каждого варианта. Вот бы знать, мечтала я, что ждет меня в будущем в том или другом случае! Тогда можно было бы принять оптимальное решение.

Но такой возможности у человека нет, поэтому я поступила так, как поступает, сталкиваясь с трудным выбором, большинство, – пошла по пути наименьшего сопротивления. Страх перед лишениями безработного философа заставил меня стать юристом, что, как выяснилось после, отнюдь не было моим призванием. Теперь я философ, изучающий проблему выбора, и могу вам сказать, что страх перед неизведанным зиждется на неправильном представлении о выборе. Неправда, что один вариант лучше другого, а нам просто не хватает интеллекта, чтобы угадать, какой именно. Даже если взять два пути с полной информацией о каждом, выбор все равно может остаться сложным.

Потому что трудность не в отсутствии у нас какого-то конкретного знания, а в том, что однозначно лучшего варианта нет.

А раз так, значит, оба одинаково хороши? Но и такого быть не может: в противном случае нам оставалось бы просто кинуть монетку.

Предположим, вы стоите на карьерной развилке и думаете – пойти учиться на инвестиционного банкира или на художника? Здесь масса критериев, например, удовольствие от работы, финансовая независимость, время на то, чтобы завести семью. Возможно, как художник вы достигнете вершины, сможете найти новые формы синтетического искусства. Может быть, карьера в банке поможет вам достичь вершины, открыв новые формы финансовых манипуляций. Одна карьера не выглядит объективно выигрышнее другой.

Давайте один из вариантов чуть-чуть улучшим. Допустим, банк, чтобы заманить вас к себе, прибавляет 500 долларов в месяц к вашей зарплате. Делают ли дополнительные деньги эту работу привлекательнее? Не обязательно. Слегка, но не настолько, чтобы она выглядела однозначно лучше, чем карьера художника. Но если улучшение условий на одной работе не делает ее лучше другой, значит, они не одинаково хороши. Если вы начинаете с двух в равной степени хороших вещей, а потом улучшаете одну из них, она должна превзойти другую. В случае с принятием трудных решений такой механизм не срабатывает.

Перед нами головоломка. Вот две профессии, они не лучше и не хуже друг друга, но и не одинаково хороши. Так как же выбрать? Кажется, тут что-то пошло не так. Может быть, сам по себе выбор проблематичен, а сравнение невозможно? Нет, ведь не выбираем же мы между несравнимыми предметами, мы взвешиваем плюсы и минусы двух работ, а не плюсы и минусы числа 9 и тарелки с яичницей.

Головоломка возникает из-за неправильного предположения о ценностях, которое мы делаем. Мы основываемся на том, что такие категории, как справедливость, добро и красота, сродни научным величинам – длине, массе, весу. Возьмите любой вопрос, не затрагивающий сферу ценностей, например, какой из двух чемоданов тяжелее? Существует только три варианта: чемодан А весит больше чемодана В, чемодан А весит меньше чемодана В, либо их вес одинаков. Одно число больше, меньше или равно другому. С ценностями иначе. Дети эпохи Просвещения, мы считаем научное мышление ключом ко всему важному в мире, однако сфера ценностей отличается от научной. Нельзя найти числовой эквивалент понятиям из мира ценностей.

Процесс принятия решений устроен иначе, чем явления, описываемые в терминах длины и веса. Поэтому то, что важно для нас, любовь, восторг ребенка, не может быть выражено в числах. Значит, нет причин верить, что есть только три расклада – одна возможность лучше, хуже или равна другой.

Нужно придумать новое, четвертое определение для случаев непростого решения. Я люблю говорить, что возможности равны. Когда они равны, большое значение имеет то, что выберете лично вы. И сложность выбора определяется разными типами ценностей, стоящих за тем или другим вариантом.
Такое понимание дает нам новое знание о самих себе. Мы сами можем создавать причины. Представьте мир, где нет непростых решений, каждый выбор – легкий, потому что всегда есть лучший вариант. А если он есть, значит, его и нужно выбирать, ведь это рационально – отдавать предпочтение лучшему, а не худшему.

В таком мире все бы носили бы черные носки, а не розовые, ели хлопья вместо пончиков, жили в городе, а не в пригороде, женились на Бетти, а не на Лолите. Мир, полный простых альтернатив, сделал бы нас рабами причин.

Это безумие – считать, что эти причины определили, каким именно хобби вы должны заниматься, в каком доме жить, где работать. Вместо этого у вас были возможности и необходимость принимать сложные решения, и вы сами создали причины, по которым выбрали это хобби, этот дом, эту работу. Когда возможности равны, причины хранят молчание. Здесь, в пространстве сложного выбора, мы должны упражняться в умении создавать причины для самих себя, становиться личностью, которой, например, загородная жизнь милее городской.

Выбирая между равными возможностями, мы способны добиться одной важной вещи: мы можем поручиться за свой выбор. Вот так я считаю, я вот такой. Я – за работу в банке и шоколадные пончики. Такой ответ не продиктован причинами, лежащими вне пределов нашей личности. Его определяют причины, которые мы создали сами. Мы, если хотите, становимся авторами своей жизни.

Стоя перед сложным выбором, не следует биться головой о стену, пытаясь понять, какая из возможностей лучше. Вместо того чтобы искать причины вовне, стоит обратить взгляд внутрь себя: кем я хочу быть? Вы можете быть носящим розовые носки, любящим хлопья и пригород банкиром, а я – носящим черные носки горожанином или предпочитающим пончики художником. Как мы поведем себя в ситуации сложного выбора, полностью зависит от нас.

Люди, которые не тренируют в себе мышцу принятия решений, плывут по течению, гонимые ветром. Я называю их перекати-поле. Я и сама была такой, когда выбрала карьеру юриста.

Перекати-поле отдает историю собственной жизни на откуп внешним силам. Он позволяет принципу кнута и пряника – страху, искушению пойти по пути наименьшего сопротивления – определять, что ему делать.

Урок сложного выбора состоит в том, что вы учитесь отвечать за решение самостоятельно, выбирая, кем хотите стать и, благодаря непростым решениям, станете. Именно поэтому сложный выбор не проклятие, а находка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *